Новые препараты в лечении ревматоидного артрита. Новое в лечении ревматоидного артрита артрит лечение 2018-11-21 01:36

75 visitors think this article is helpful. 75 votes in total.

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Новые методы лечения ревматоидного артрита. Новые препараты. в лечении ревматоидного. На ранних стадиях ревматоидного артрита (РА) прием препарата Инбрел и метотрексата обеспечивает большую частоту ремиссий по сравнению с приемом одного только метотрексата, сообщают ученые. В исследовании, опубликованном в журнале Ланцет, приняли участие 542 больных РА из Европы, Латинской Америки, Азии и Австралии. В течение двух лет участникам исследования был назначен метотрексат в таблетках. Метотрексат долгое время оставался золотым стандартом лечения РА. Кроме этого, еженедельно пациенты получали инъекции Инбрела или пустышки-плацебо. Через год уже получены первые результаты исследования. У половины пациентов, получавших инбрел и метотрексат, была диагностирована ремиссия РА по сравнению с 28% в группе больных, принимавших один метотрексат. Стабилизация заболевания по рентгенографическим снимкам наблюдалась у 80% в первой группе участников, принимавших комбинацию препаратов по сравнению с 59% пациентов на монотерапии метотрексатом. Побочные эффекты и токсичность оказалась одинаковой в обеих группах, сообщат профессор Паул Имери (Paul Emery) из университета города Лидс, Англия. Эксперты считают, что явное преимущество лечения комбинацией препаратов можно объяснить средней эффективностью таблетированной формы метотрексата. Инъекции данного препарата оказывают более сильное действие на течение заболевания. Но исследователи планируют уточнить в дальнейших исследований отдаленные результаты, соотношение цена-качество и эффективность применения инбрела в комбинации с метотрексатом для лечения больных РА.

Next

В продаже скоро появится новый препарат от ревматоидного артрита

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

В продаже скоро появится препарат под названием Кевзара. Согласно клиническим. «Бристол-Майерс Сквибб» — глобальная биофармацевтическая компания, которая следует Миссии — открывать, разрабатывать и выпускать на рынок инновационные лекарственные препараты, помогающие пациентам преодолевать тяжелые заболевания. Биофармацевтическая стратегия «Бристол-Майерс Сквибб» — это уникальное сочетание возможностей и ресурсов одной из крупнейших фармацевтических компаний и предпринимательского духа и динамичности успешной биотехнологической компании. Руководствуясь биофармацевтической стратегией, мы ориентируемся на потребности наших клиентов, уделяя приоритетное внимание ускорению процесса разработки новых препаратов, обеспечивая рост продаж и эффективно управляя затратами. Реализация биофармацевтической стратегии позволила достичь внушительных результатов за короткий промежуток времени и предоставляет прочную основу для того, чтобы соответствовать изменениям рынка и растущим потребностям наших клиентов. Наше будущее зависит от результатов деятельности компании в области исследований и разработок. Достижения «Бристол-Майерс Сквибб» в этой сфере считаются одними из самых выдающихся в отрасли. С 2002 года мы вывели на рынок 13 ключевых инновационных препаратов, четыре из них являются биологическими продуктами. На фоне результатов исследований и разработок других фармацевтических компаний «Бристол-Майерс Сквибб» имеет неоспоримые конкурентные преимущества. В ближайшие нескольких лет мы планируем подать на регистрацию и вывести на рынок целый ряд новых лекарственных препаратов. В целях ускорения создания и разработки новых важных медицинских технологий мы используем стратегию инновационных альянсов, партнерств и приобретений (String of Pearls strategy), расширяя тем самым наши возможности и повышая эффективность наших внутренних ресурсов. Что является отличительной чертой «Бристол-Майерс Сквибб»? Мы уверены, что это наша ответственность перед пациентами, страдающими серьезными заболеваниями, и наша стремление создавать инновационные лекарства для борьбы с этими заболеваниями.

Next

Новые препараты для лечения ревматоидного артрита

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Новые препараты для лечения ревматоидного. в лечении. артрита Новые препараты. Препарат показан для лечения ревматоидного артрита со средней или высокой степенью активности у взрослых пациентов. Применение новой лекарственной формы не только позволит сделать процедуру более комфортной для пациентов и удобной для врачей, но и откроет новые возможности для системы здравоохранения. Так, разносторонние фармакоэкономические преимущества и экономия ресурсов лечебных учреждений даст возможность перераспределения денежных средств для решения актуальных проблем в здравоохранении. Ревматоидный артрит (РА) – одно их самых распространенных хронических аутоиммунных системных воспалительных заболеваний – им болеет около 1,0% людей во всем мире. По данным эпидемиологического исследования, этим тяжелым, прогрессирующим заболеванием, приводящим к необратимому разрушению суставов и инвалидизации, страдает 0,6% населения России. Несмотря на то, что базисная терапия приводит к клиническому улучшению и улучшению физического состояния пациентов с РА, около 40% больных не отвечают на подобное лечение. Таким пациентам необходимы генно-инженерные биологические препараты (ГИБП), в том числе тоцилизумаб (Актемра). Признавая необходимость инноваций в лечении ревматоидного артрита, Рош стремится использовать персонализированный подход, основанный на индивидуальных особенностях пациентов. Результатом передовых медицинских исследований компании по разработке новых методов терапевтического вмешательства при РА стал препарат Актемра является единственным ГИБП, одинаково эффективным как в режиме монотерапии, так и в комбинации с метотрексатом, что дает возможность пациентам с непереносимостью метотрексата и других базисных противовоспалительных препаратов получать полноценную терапию, обеспечивающую контроль клинических симптомов РА и замедляющую разрушение суставов. В настоящее время препарат Актемра одобрен в России для лечения РА, системного и полиартикулярного вариантов ювенильного идиопатического артрита. Развитие современной терапии РА направлено не только на поиск новых мишеней и создание новых молекул, но и на оптимизацию уже существующих препаратов. Это в первую очередь подразумевает новые способы введения лекарственных средств, при условии сохранения эффективности и безопасности, что позволяет сделать лечение больных более комфортным. Ярким примером может служить появление в России новой формы препарата Актемра — раствора для подкожного введения в форме шприц-тюбика. Результаты исследования III фазы SUMMACTA подтвердили сопоставимую эффективность препарата тоцилизумаб в форме для подкожного (162 мг 1 раз в неделю) и внутривенного введения (8 мг/кг 1 раз в 4 недели). Новых сигналов по безопасности по результатам исследований III фазы получено не было. Основные преимущества новой формы были сформулированы российскими докторами, принимавшими участие в программе клинического изучения тоцилизумаба в форме для подкожного введения. По общему мнению врачей, Актемравключен в Российские клинические рекомендации по лечению ревматоидного артрита и в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), что в должной мере отражает преимущества его применения в клинической практике в Российской Федерации. Большинство специалистов видит необходимость включения в Клинические рекомендации также и подкожной формы препарата Актемра (омализумаб) для лечения бронхиальной астмы. Кроме того, Мабтера одобрена для лечения гранулематоза с полиангиитом и микроскопического полиангиита. На завершающих стадиях разработки в компании Рош находятся препараты окрелизумаб (для терапии рассеянного склероза), лебрикизумаб (для лечения тяжелой бронхиальной астмы) и этролизумаб (для лечения язвенного колита).

Next

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Одно из поражений соединительной ткани – ревматоидный артрит РА. Это системное заболевание, которое известно давно, но даже за многовековой опыт изучения патологии многие нюансы о ней остаются. В апреле российские фармацевты начали клиническое исследование новой для мира схемы терапии ревматоидного артрита. Ее суть в том, чтобы повысить эффективность лечения на ранних стадиях и дать пациентам больше времени для полноценной здоровой жизни, отсрочив наступление инвалидизации. Новый подход заключается в использовании современного биологического препарата ритуксимаб на первых этапах терапии аутоиммунного заболевания. Сегодня ритуксимаб применяется только на более позднем периоде лечения и в большой дозировке 1 000 мг. Инновационная схема терапии была разработана в России и клинические исследования пройдут тоже здесь. Ревматоидный артрит – аутоиммунное хроническое заболевание, связанное, прежде всего, с поражением мелких суставов (кисти рук, стопы), системными изменениями сосудов и внутренних органов. Всего за несколько лет недуг может превратить молодого, активного человека в инвалида. Чрезвычайно важно более широкое применение биологических препаратов на основе моноклональных антител, в том числе ритуксимаба. И здесь возникает определенный парадокс: с одной стороны, ингибиторы ФНО – это очень дорогие препараты, недоступные для большинства пациентов (стоимость годового курса лечения составляет около 1 млн рублей), с другой – известно, что через достаточно короткое время приблизительно у 20-30% больных к ним вырабатывается устойчивость. Ожидается, что в результате инициируемого клинического исследования III фазы увеличится число пациентов, которые будут отвечать на лечение, повысится частота наступления ремиссии, снизится интенсивность болей и негативных изменений в суставах. В 2015 году компания BIOCAD заключила с Институтом соглашение о реализации программы по оптимизации ревматологической помощи в России. Мы давно уже говорим о целесообразности применения ритуксимаба в первой линии терапии ревматоидного артрита как о мере, позволяющей повысить качество и своевременность оказания медицинской помощи ревматологическим больным, прежде всего, в России. И самое главное – пациенты получат еще несколько дополнительных лет здоровой полноценной жизни, отодвинув на б0льший срок наступление инвалидизации. человек нуждаются в терапии ритуксимабом в качестве первой линии, для этого необходимо 40 тыс. BIOCAD обладает необходимыми производственными мощностями, чтобы покрыть эту потребность. Главная цель сотрудничества – поддержка совместных научно-исследовательских и образовательных программ для поиска и внедрения новых подходов к терапии ревматических заболеваний. И сегодня наша инициатива поддержана компанией BIOCAD, совместно с которой мы начинаем полномасштабные клинические исследования, направленные на подтверждение эффективности инновационной схемы терапии», – рассказывает академик Евгений Насонов, директор НИИ Ревматологии им. Проект клинического исследования был разработан при содействии ведущих сотрудников НИИ Ревматологии им. Одно из направлений – проведение клинических испытаний лекарственных препаратов. «Ключевая задача клинического исследования – оценить, насколько увеличится эффективность лечения пациентов с активным ревматоидным артритом, если стандартная терапия метотрексатом будет дополнена применением препарата ритуксимаб. Препарат вводится внутривенно в виде двух последовательных инфузий с обычным двухнедельным промежутком. При этом все пациенты – участники исследования – не должны иметь предшествующей истории использования каких-либо биологических препаратов для лечения ревматоидного артрита», – раскрывает детали Роман Иванов, вице-президент компании BIOCAD по исследованиям и разработкам. Объем рынка ритуксимаба для терапии ревматоидного артрита в денежном выражении за 2014 год составил 737 млн руб., в натуральном – 13 тыс. Согласно мировой статистике ревматоидным артритом страдают около 1% населения земного шара. В России по данным Минздрава в 2014 году на учете состояли 279 991 пациентов.

Next

Лечение ревматоидного артрита современных методов

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Все о лечении ревматоидного артрита современных методов. Преимущества и недостатки. Представила новый пероральный препарат Яквинус® (тофацитиниб), предназначенный для лечения взрослых пациентов с умеренным или тяжелым активным ревматоидным артритом с неадекватным ответом на один или несколько базисных противовоспалительных препаратов., причем наиболее подвержено заболеванию трудоспособное население в возрасте 30-50 лет. В России общее количество больных ревматоидным артритом составляет около 1 миллиона человек, при этом ежегодно инвалидами становятся около 80 тысяч, половина из которых – люди в наиболее активном возрасте (мужчины до 49 лет, женщины до 44)«Серьезные теоретические предпосылки, а также насущная необходимость совершенствования терапии РА, даже несмотря на высокую эффективность современных базисных противовоспалительных препаратов (БПВП) и особенно генно-инженерных биологических препаратов (ГИБП), послужили мощным стимулом для разработки противовоспалительных препаратов нового поколения. Лечение ГИБП эффективнее стандартной терапии, но применение современных лекарственных препаратов позволяет достигнуть ремиссии менее, чем у 50% пациентов, а «ремиссии без лекарств» менее, чем у 20% пациентов. Сложившаяся ситуация привела к тому, что фармакотерапия иммуновоспалительных ревматических заболеваний активно развивалась на протяжении последнего десятилетия. Особый интерес вызывают малые молекулы, ингибирующие процессы внутриклеточной сигнализации, к ключевым компонентам которой относятся тирозин-киназы».-киназ, одобренный для лечения пациентов с умеренно выраженным и тяжелым активным ревматоидным артритом у взрослых пациентов с неадекватным ответом на один или несколько базисных противовоспалительных препаратов. Он может применяться как в качестве монотерапии, так и в сочетании с метотрексатом или другими небиологическими базисными противоревматическими препаратами (БПВП) вне зависимости от приема пищи.«Появление такого препарата, как Яквинус® - это огромный прорыв в области лечения ревматических заболеваний. Благодаря ему в ревматологи теперь появился принципиально новый метод терапии. Эффективность тофацитиниба была подтверждена в ходе нескольких масштабных клинических исследований, проводившихся на широкой выборке пациентов. Их результаты продемонстрировали быстрое и устойчивое улучшение клинических признаков, включая ответ по основным критериям, функционального статуса и замедления рентгенологического прогрессирования РА, а также, что препарат может быть эффективен не только в комбинации с базисными противоревматическими препаратами, но и в монотерапии». Изучение препарата Яквинус® проводилось в рамках масштабной мировой клинической программы, в которой приняло участие около 5000 пациентов из 44 стран. При этом изучению профиля безопасности было посвящено 6 клинических исследований 3 фазы, а также 2 длительных наблюдательных исследования. Результаты исследований свидетельствуют о высоком профиле безопасности и эффективности препарата, принимаемого в течение периода продолжительностью до пяти лет. Эти и другие данные будут представлены на ежегодном заседании Американской коллегии ревматологов, которое состоится в Сан-Диего, штат Калифорния, США, 25-30 октября 2013г«Результаты проведенных исследований показали, что общий профиль безопасности препарата в целом сопоставим с существующей терапией пациентов с РА при помощи БПВП и ГИБП. Для окончательного решения по данному вопросу требуется длительное наблюдение за пациентами и получение российского опыта применения препарата Яквинус: «На данный момент препарат уже одобрен в США, Японии и России, и проходит одобрение в регуляторных органах в десятках других стран. И мы очень рады, что российские пациенты одними из первых будут иметь возможность получить качественную и эффективную терапию новым пероральным препаратом. Компания ) и показанный для лечения умеренно выраженного и тяжелого активного ревматоидного артрита у взрослых пациентов с неадекватным ответом на один или несколько базисных противовоспалительных препаратов (БПВП) и первый новый пероральный противоревматический препарат за последние 10 лет.

Next

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

В последнее время начинает завоевывать внимание большинства людей лечение ревматоидного артрита новаторскими методами. Создаются принципиально новые препараты, так называемые биологические агенты. Это вещества, предназначенные для преодоления воздействия виновников. Одно из поражений соединительной ткани – ревматоидный артрит (РА). Это системное заболевание, которое известно давно, но даже за многовековой опыт изучения патологии многие нюансы о ней остаются неизвестными. Самым главным объектом дискуссий до сих пор выступает этиология. Эрозивно-деструктивный процесс ежегодно выявляют у 0.5-1% людей планеты. Поскольку течение воспаления сопровождается изнурительными симптомами, необходимо медикаментозно добиться его ремиссии. Только врач назначает лечение ревматоидного артрита – препараты подбирают с учетом возраста пациента, стадии заболевания, поражения других органов. Предопределяющая роль в развитии ревматоидного артрита принадлежит наследственной предрасположенности. К группе риска относятся люди, перенесшие инфекцию в виде герпеса или гепатита. В целом интенсивность проявления патологического процесса зависит от таких факторов, как локализация воспалительного очага, вероятность развития осложнений и степень наличия таковых.

Next

Лечение ревматоидного артрита НИИ КиЭР

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Лечение ревматоидного артрита рекомендации для пациентов. лечение этого заболевания является длительным, даже пожизненным. В медикаментозном лечении РА используются следующие группы препаратов. эффекта, то следует увеличить дозы препаратов, добавить новые препараты или. Клинические руководства по РА однозначно указывают на необходимость ранней диагностики артрита и, соответственно, раннего назначения базисной терапии [9]. Именно ранняя диагностика критически важна в ведении РА, так как ранняя постановка диагноза и эффективное лечение значительно повышают вероятность позитивных последствий и достижения полной клинической и лабораторной ремиссии. В настоящее время имеются надежные доказательства того, что раннее назначение базисной терапии при РА позволяет взять под контроль активность воспалительного процесса и замедлить структурное повреждение суставных тканей (костей, хряща, сухожильно-связочного аппарата) [8, 9, 27]. Такое лечение, если оно правильно подобрано, может иметь благоприятное влияние на эволюцию заболевания и прогноз, в том числе продолжительность жизни. Однако установлено, что во многих случаях лечение БПВП недостаточно эффективно контролирует клинические проявления и рентгенологическую динамику РА. Столь низкие показатели явились серьезным стимулом для разработки новых подходов в фармакотерапии РА [10, 21]. Достижение стойкой клинической ремиссии при РА за последние 10 лет стало реально достижимой задачей для практических ревматологов, в первую очередь в связи с внедрением современных методов терапии биологическими препаратами [4, 5]. В случае своевременно установленного диагноза и рано начатой агрессивной терапии целью лечения должна являться ремиссия или как минимум очень низкая активность заболевания. Существенное улучшение прогноза РА и возможность достижения ремиссии связаны преимущественно с внедрением в практику за последнее десятилетие нового класса иммуносупрессивных медикаментозных средств – биологических препаратов, воздействующих на основные механизмы развития ревматоидного воспаления [10]. Возможность разработки новых эффективных препаратов для лечения РА связана с глубоким изучением патогенеза ревматоидного воспаления. К настоящему времени хорошо известны некоторые ключевые моменты в развитии РА, которые определяют основные методы лечебного воздействия на него. Развитие хронического воспаления в данном случае связано с активацией и пролиферацией иммунокомпетентных клеток (макрофагов, Т- и В-лимфоцитов), что сопровождается выделением клеточных медиаторов – цитокинов, факторов роста, молекул адгезии, а также синтезом аутоантител (например, антицитруллиновых антител) и формированием иммунных комплексов (ревматоидные факторы). Эти процессы ведут к формированию новых капиллярных сосудов (ангиогенез) и разрастанию соединительной ткани в синовиальной оболочке, активации циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2) с повышением синтеза простагландинов и развитием воспалительной реакции, выделению протеолитических ферментов, активации остеокластов, а в результате – к деструкции нормальных тканей суставов и возникновению стойких деформаций [2, 8]. Более 100 цитокинов и хемокинов были определены в воспалительный каскад, инициирующий ревматоидное воспаление [35]. Более глубокое понимание патофизиологии РА привело к выявлению новых терапевтических мишеней, в том числе провоспалительных цитокинов, Т-клеток и В-клеток, молекул адгезии, хемокинов, а также внутри- и внеклеточных сигнальных путей. Первым этапом в патогенезе РА считается активация Т-клеток с помощью Т-клеточного рецепторного комплекса. Второй этап включает в себя взаимодействие между костимулирующими молекулами на Т-клетках и молекулами на антигенпрезентирующих клетках, что обеспечивает новые мишени для терапевтических вмешательств [41]. Активация фибробластоподобных синовиоцитов обусловливает продукцию множественных растворимых медиаторов, которые способны активировать клетки иммунной системы, вызывая развитие воспаления в суставных тканях и в последующем их разрушение [28]. Цитокины, такие как интерлейкины (ИЛ) -6, -1, -12, -15, -17, -23, -33, интерферон γ, обеспечивают потенциальные цели для модуляции их активности. Факторы, которые модулируют транскрипцию генов цитокинов, такие как NF-κB, образуют еще одну цель для изменений их активности [24]. Термин применяется по отношению к лекарственным средствам, производимым с использованием биотехнологий и осуществляющим целенаправленное («точечное», «таргетное» от англ. «target» мишень) блокирование ключевых моментов воспаления с помощью антител или растворимых рецепторов к цитокинам, а также другим биологически активным молекулам. Сегодня врачам-ревматологам доступно 9 биологических препаратов для лечения РА: – 5 блокаторов ФНОα: Для биологических препаратов характерны выраженный клинический эффект и достоверно доказанное торможение деструкции суставов. Эти признаки позволяют относить биологические препараты к группе БПВП. В то же время особенностью группы является быстрое (нередко в течение нескольких дней) развитие яркого улучшения, что объединяет биологическую терапию с методами интенсивной терапии [1]. Характерной чертой биологических препаратов является потенцирование эффекта в сочетании с БПВП, в первую очередь с метотрексатом. Их назначение ограничивается строго определяемыми показаниями и противопоказаниями, а также требует тщательного мониторирования эффективности и переносимости в ходе терапии биологическими агентами, а также после ее окончания [2, 5]. Одной из наиболее важных молекул-мишеней служит ФНОα, который имеет множество провоспалительных биологических эффектов и способствует персистенции воспалительного процесса в синовиальной оболочке, деструкции хряща и костной ткани за счет прямого действия на синовиальные фибробласты, хондроциты и остеокласты [35]. Именно поэтому первыми созданными биологическими средствами для лечения РА стали ингибиторы ФНОα, и сегодня они являются наиболее широко применяемыми биологическими препаратами в мире [4]. Одним из знаковых исследований, посвященных комбинированной терапии блокаторами ФНОα и метотрексатом, стало исследование SWEFOT (Swedish Pharmacotherapy Trial). терапии метотрексатом не достигли индекса активности заболевания 60% пациентов cо среднетяжелым течением артрита достигли нормального популяционного уровня физической активности по шкале HAQ по сравнению с 34% пациентов с тяжелым течением РА. И это отличие сохранялось в течение 5-летнего периода наблюдения. В исследовании PREMIER 70% пациентов со среднетяжелым течением РА и 61% с тяжелым РА достигли нормального функционирования через 1 год. Таким образом, для предупреждения необратимых изменений и сохранения адекватной физической активности, особенно у пациентов с тяжелым РА, необходимо раннее назначение биологической терапии [38]. Относительно длительности применения биологической терапии также проведено немало исследований. В одном из последних изучали поддержание клинической эффективности при применении адалимумаба и метотрексата в течение более 8 лет [20]. Через 8 лет комбинированной терапии 60% пациентов достигли ремиссии РА (индекс по DAS28 Это исследование не установило отличий по индексу DAS28 между группами через 48 и 102 недели лечения. Однако пациенты с одновременным началом комбинированной терапии более вероятно достигли ответов по критериям ACR 20/50/70 через 6 месяцев терапии, чем в группе ступенчатой терапии; но через 2 года не было отличий между выбранными стратегиями. Авторы заключают, что в случае раннего РА наиболее оптимальной и рациональной стратегией будет назначение монотерапии метотрексатом с последующим назначением, при необходимости, либо этанерцепта, либо сульфасалазина/гидроксихлорохина [26]. Эффективность биологической терапии продемонстрирована в крупных рандомизированных клинических испытаниях, где их противоревматическая активность сравнивалась с плацебо или с «золотым» стандартом БПВП – метотрексатом. Однако есть несколько крупных рандомизированных исследований, в которых непосредственно сравнивались биологические агенты. Именно такие исследования представляют особую ценность, поскольку высокая стоимость препаратов, различные пути введения, разные профили безопасности, достаточно высокий риск потенциальных осложнений всегда вызывают сомнения у практикующих врачей в правильности выбора биологических препаратов. Знания о преимуществах того или иного лекарственного средства будут способствовать быстрому принятию верных решений. В исследование было отобрано 2326 пациентов с РА, получавших ранее терапию БПВП, но не получавших лечение биологическими препаратами. ответ на лечение по критериям ACR 70, а также динамика индексов DAS28 и CDAI была достоверно лучшей в группе пациентов, принимавших адалимумаб – 19, 26 и 15% соответственно. Вторую позицию занял этанерцепт – 17, 21 и 10% соответственно, инфликсимаб продемонстрировал более скромные достижения – 11, 17 и 8%. терапии была наиболее высокой для этанерцепта, вторую позицию занял адалимумаб, наименьшая приверженность к лечению наблюдалась при использовании инфликсимаба. Биологическая терапия не рекомендуется (показано лечение синтетическими БПВП или их комбинацией) при: • низкой или средней активности РА; • высокой активности в течение менее чем 3 мес. при отсутствии признаков неблагоприятного прогноза; • наличии финансовых ограничений. В то же время практика показывает, что использование даже такой мощной схемы терапии, как комбинация полной дозы метотрексата и антагониста ФНОα, не всегда позволяет удовлетворительно контролировать активность РА. Существует также немало больных с непереносимостью блокаторов ФНОα [1]. На сегодняшний день считается, что гетерогенность течения РА проявляется существованием ФНО-независимых механизмов воспаления, которые преобладают у некоторых пациентов и формируют патогенетическую основу неэффективности или резистентности к анти-ФНОα терапии [5]. Судя по данным национальных регистров биологических препаратов [17], первичная или вторичная неэффективность либо непереносимость ингибиторов ФНОα заставляла менять схему лечения у 20-30% больных, которым их назначали [29]. Появление препаратов с новым механизмом действия, не связанным с блокадой ФНОα, значительно расширило терапевтические возможности при РА, особенно в случае недостаточного ответа на анти-ФНОα терапию. Cреди новых мишеней для лечебных воздействий – ИЛ-6, ИЛ-1 и другие цитокины, а также ассоциированные с клеткой структуры, включая молекулы, экспрессируемые на T- и B-клетках [32]. Известно, что основной механизм действия ритуксимаба при РА связан с деплецией (истощением) субпопуляции В-лимфоцитов, несущих на поверхности клетки антиген CD20 (CD20 В-клетки) [7]. Некоторые из этих мишеней расположены в патогенетической цепи ниже ФНОα, другие – выше, в т. разрабатываются возможности влияния на события, ведущие к гиперпродукции ФНОα. Клиническая эффективность ритуксимаба у больных с неэффективностью как синтетических БПВП, так и ингибиторов ФНОα подтверждена в многочисленных исследованиях, включая такие крупные, как DANCER и REFLEX, и в длительных открытых исследованиях [12, 13, 19]. Сегодня панель альтернативных биологических препаратов представлена тоцилизумабом, ритуксимабом, абатацептом и анакинрой. В упомянутых рандомизированных клинических испытаниях ответ на лечение по критериям ACR составил [25]: ACR 20 – от 51 до 54%, ACR 50 – от 27 до 34%, ACR 70 – от 12 до 20%. Тем не менее, эффективность ритуксимаба была выше при использовании его у пациентов после первой неудачи с использованием анти-ФНОα препарата, чем при переходе на ритуксимаб после смены двух или трех блокаторов ФНОα [22]. Старт лечения с комбинации ритуксимаба и метотрексата при раннем РА значительно улучшает ответ на лечение и прогноз, а также тормозит суставную деструкцию. 30% пациентов с РА на такой комбинации достигли ремиссии в течение 1 года, 18% достигли улучшения по критерию ACR 70 через 6 мес. и у 64% остановлено прогрессирование рентгенологических изменений при артрите [36]. Существуют исследования, помогающие обосновать подходы к прогнозированию эффекта ритуксимаба. [23] сообщили об успешном использовании в клинической практике ритуксимаба у 39 больных РА в качестве первого биологического препарата. В связи с накоплением результатов исследований и практических данных о применении ритуксимаба встает закономерный вопрос: почему бы не применять данный препарат наряду с ингибиторами ФНОα в качестве биологического препарата первого ряда? В исследование включали пациентов, у которых БПВП были недостаточно эффективны и которым невозможно было по тем или иным причинам назначить лечение ингибиторами ФНОα. К 12 месяцу наблюдения ответ на лечение ритуксимабом был отмечен у 76,7% больных, что позволило сделать вывод о хорошем эффекте одного курса применения этого препарата в качестве первого средства биологической терапии. В то же время очевидно, что опыт лечения РА ритуксимабом существенно меньше, чем опыт применения ингибиторов ФНОα. Еще одним перспективным направлением биологической терапии является использование препаратов с направленным действием на Т-клетки – селективной модуляцией костимуляции Т-лимфоцитов. Первым и единственным представителем этого класса препаратов является . Он подавляет патологическую активацию Т-лимфоцитов, играющих фундаментальную роль в иммунопатогенезе, и тормозит пролиферацию Т-лимфоцитов путем уменьшения секреции воспалительных цитокинов активированными синовиальными макрофагами, а также путем торможения активации клона клеток, продуцирующих аутоантитела (например, ревматоидные факторы). При исследовании абатацепта в крупных международных трайлах установлено, что добавление его к терапии БПВП в случае неадекватного ответа на анти-ФНОα препарат у пациентов с РА демонстрирует значительно больший эффект, чем плацебо. Через 6 месяцев в группе абатацепта ответ по критериям ACR 20/50/70 составил 50,4, 20,3 и 10,2% соответственно, превосходя значительно группу плацебо (19,5, 3,08 и 1,5% соответственно) [15]. Это улучшение стойко поддерживалось в течение 2 лет терапии абатацептом. Терапия абатацептом была эффективной в течение 5 лет, что подтверждают результаты исследования AIM (Abatacept in Inadequate Responders to MTX). После отмены ингибиторов ФНОα вследствие недостаточной эффективности и перехода на комбинацию абатацепта и метотрексата пациентов достигли клинической ремиссии, отсутствие рентгенологического прогрессирования и нормализации физических функций; данный эффект удерживался в течение 5 лет [42]. Среди новых мишеней для лечебных воздействий при РА – интерлейкин-6. – первый представитель нового класса инновационных препаратов, обладающих принципиально новым механизмом действия. Тоцилизумаб является гуманизированным моноклональным антителом к рецептору ИЛ-6, подавляющим активность этого важного для развития воспалительного процесса фактора. Новый механизм действия приводит к снижению активности воспалительных процессов в суставах, а также к снижению интенсивности системных проявлений РА. Тоцилизумаб продемонстрировал превосходство над существующим стандартом терапии (метотрексат): после 6 мес. Преимущества терапии оценивалось по критериям ACR 50 в оценке пациента и врача, безопасность – по количеству сообщений об отмене препаратов вследствие развития побочных реакций. Результаты продемонстрировали, что препарат анакинра был менее эффективен, чем другие биологические агенты, хотя статистически достоверные отличия установлены только по сравнению с адалимумабом и этанерцептом. Наибольшее количество побочных эффектов зарегистрировано у пациентов, которые получали инфликсимаб и анакинру. •Монотерапия метотрексатом также эффективна, как и комбинация метотрексата с другими БПВП (исследование TEAR). •Монотерапия метотрексатом у пациентов с низкой активностью РА может сдерживать рентгенологическую прогрессию заболевания (исследование SWEFOT). •Добавление дополнительных БВПВ не изменяет результатов лечения (исследования SWEFOT, TEAR). •Добавление биологической терапии эффективно улучшает прогноз у пациентов, которые не достигли приемлемых результатов лечения (исследования COMET, AGREE). Таким образом, спектр препаратов для активного подавления РА обогатился новыми высокоэффективными фармакологическими агентами, которые изменили представление о сущности этого заболевания, позволили эффективно контролировать отдельные его проявления (симптоматический эффект) и рентгенологическое прогрессирование, а также существенно изменили его течение и возможный прогноз. В заключение следует отметить, что имеющийся в настоящее время арсенал медикаментозных и немедикаментозных методов лечения достаточно широк и для большинства больных вполне достаточен, чтобы добиться приемлемого уровня контроля над течением РА. Главное – своевременно и в полном объеме воспользоваться этим арсеналом [9].

Next

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Итак, первыми в линии препаратов выбора для симптоматического лечения ревматоидного артрита располагаются противовоспалительные или быстродействующие препараты. Это нестероидные противовоспалительные препараты НПВП и гормоны кортикостероиды, которые снимают воспаление и. Как известно, ревматоидный артрит не может быть излечен, хотя при проведении адекватной терапии можно снизить остроту симптомов, что позволяет пациенту вести вполне нормальную жизнь. Ревматоидный артрит обычно поражает прежде всего суставы на руках и ногах, но затем могут пострадать любые суставы. У людей, страдающих ревматоидным артритом, суставы обычно утрачивают свою подвижность, а пациенты чувствуют себя в целом плохо и устало. Наша иммунная система – это сложный комплекс клеток и антител, предназначенных для поиска и уничтожения чужеродных организмов и веществ, которые наносят нам ущерб, например, инфицированием. Когда наша иммунная система начинает атаковать собственные органы, принимая здоровые ткани за чужеродных захватчиков, у нас развивается аутоиммунное заболевание. У людей с аутоиммунными заболеваниями в крови есть антитела, целью которых становятся ткани собственного организма. Иммунная система пациента с ревматоидным артритом нападает на подкладки суставов, вызывая их опухание (воспаление). В конечном счете, пораженные суставы оказываются необратимо поврежденными. Процедуры, которые сейчас проводят для того, чтобы контролировать ревматоидный артрит, включают обезболивающие, нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), стероиды или другую группу низкомолекулярных препаратов под названием базисные противовоспалительные препараты (БПВП), уменьшающие воспаление. Новые биологические препараты, которые предназначены для уменьшения воспаления, блокируют воспалительные сигналы и поэтому они более эффективны, но, к сожалению, они могут также вызывать серьезные побочные эффекты, такие как инфекции, потому что эти препараты в общем подавляют иммунную систему. Для исследования ученые под руководством доктора Ниссим разработали антитела, которые ищут поврежденные артритом хрящи и проникают в них. Исследователи объединили эти антитела с биологическим препаратом, а затем вводили лекарство внутрь тел мышей с индуцированным в суставах артритом. Результаты показали, что этот препарат доставлялся непосредственно в суставы. А это существенно снижает побочные эффекты по сравнению с методом лечения, который предполагает системный подход, при котором лекарственные препараты циркулируют по всему организму. Доктор Ниссим говорит, что такой подход к лечению ревматоидного артрита очень многообещающий, потому что адресная доставка биологических препаратов непосредственно в воспаленный сустав приводит к высокой локальной концентрации препарата при низкой его концентрации в организме в общем, что позволяет повысить эффективность лечения при минимизации побочных эффектов. Новый подход, скорее всего, будет более эффективным, при этом общая дозировка препарата будет более низкой, что снижает также стоимость лечения. Биологической препарат, который использовали ученые в своем исследовании, называется противовоспалительный цитокин IL-10. Другие исследования также показали, что лекарственные препараты воздействуют наиболее эффективно, если их вводят прямо в суставы, но для этого ученые проводили инъекции непосредственно в сустав. Авторы исследования хотели найти другой способ, который бы позволял избежать инъекции в сустав, потому что, как объясняют ученые, невозможно ввести лекарственный препарат непосредственно во все суставы, так как многие пострадавшие от ревматоидного артрита суставы недоступны для того, чтобы в них можно было ввести лекарство. Не так давно исследования, которые проводились во главе с учеными из Медицинского колледжа при Университете штата Иллинойс в Чикаго (University of Illinois at Chicago College of Medicine), обнаружили, что отключение определенного белка в клетках может приостановить прогресс ревматоидного артрита. Это исследование также впервые показало, что активация одного из белков на поверхности белых кровяных клеток, заполняющих жидкость вокруг пораженных суставов, представляет собой спусковой механизм для развития этого заболевания.

Next

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Возникновение на фармацевтическом рынке трех новых препаратов для лечения ревматоидного. (снижения активности патологического процесса), предотвращения дальнейшего поражения суставов и потери их подвижности. Но при этом крайне нежелательны стойкие, неприемлемые побочные эффекты. Методы и интенсивность лекарственной терапии при ревматоидном артрите зависят от индивидуальных особенностей организма пациента и возможных нежелательных реакций на медикаменты. Чаще всего назначается повышенная доза препарата вплоть до снятия воспаления или до тех пор, пока побочное действие лекарства не станет недопустимым. При лечении медикаментами самое сложное — найти «золотую середину»: побороть воспалительные процессы и в то же время не допустить побочных эффектов. Обнаруженные побочные эффекты следует свести к минимуму или устранить путём снижения дозировки либо назначения другого лекарственного препарата. Нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) могут назначаться для снятия боли и уменьшения незначительного воспаления. Однако НПВС не устраняют долговременных последствий разрушительного воздействия ревматоидного артрита на суставы. Для того чтобы проявилось противовоспалительное действие НПВС, они должны приниматься регулярно, в строго определенных дозах. Но даже при правильной дозировке должно пройти от двух до четырёх недель, прежде чем проявится эффект от их применения. Если начальная доза НПВС не устраняет симптомы, врач-консультант может рекомендовать постепенное повышение дозы либо назначить другой препарат из этой же группы. Не следует принимать два или более НПВС одновременно. Многие НПВС обладают выраженными побочными свойствами, приводя к желудочно-кишечным кровотечениям, задержке жидкости в организме и увеличивая опасность развития сердечно-сосудистых заболеваний. Принимая эти лекарства, необходимо соизмерять нежелательные реакции, которые они могут вызвать, и лечебный эффект от их приёма. Лекарственные средства, влияющие на течение ревматоидного артрита (так называемые «базисные» препараты), могут существенно уменьшить воспаление, снижают или предотвращают поражение суставов, сохраняют их структурно-функциональную целостность и предоставляют пациентам возможность возвращения к повседневной деятельности. Эти препараты действуют медленно, но наряду с ними можно в небольших дозах принимать глюкокортикоиды для снижения боли и воспаления. К лекарствам описываемой группы относятся: — от двух до трёх месяцев. А для того, чтобы терапевтическая эффективность этих препаратов проявилась полностью, может понадобиться ещё более длительное лечение. Некоторые пациенты с начальным развитием ревматоидного артрита могут почувствовать облегчение, принимая антибиотик , которые могут вызывать воспалительно-деструктивные процессы и входят в состав клеток иммунной системы, суставных структур или секретируются в суставах. Существует несколько типов биологических препаратов, каждый из которых нацелен на специфические молекулы, вовлечённые в патологический процесс (), НПВС и/или глюкокортикоидами. Вследствие высокой стоимости биологические препараты зачастую резервируются для тех случаев, когда «базисные» лекарства оказываются недостаточно эффективными или не переносятся пациентами в больших дозах, необходимых для терапии воспаления. Все биологические препараты вводятся противопоказаны тем, у кого обнаружена лимфома, или тем, кто ранее лечился от этого заболевания. Вне зависимости от предпринимаемого лечения больные ревматоидным артритом, в особенности, тяжёлыми формами, предрасположены к лимфоме. Глюкокортикоиды могут применяться перорально, внутривенно, либо вводиться непосредственно внутрь суставов. Однако при одиночном применении препараты глюкокортикоидов весьма ограниченно снижают поражение хрящевой и костной ткани, вызванное ревматоидным артритом. Как правило, показаниями для их назначения являются тяжёлые формы ревматоидного артрита, сильно ограничивающие способности больного к нормальной жизни. Для подобных пациентов лечение глюкокортикоидами способствует ослаблению симптомов и сохранению работоспособности вплоть до того момента, когда проявится благоприятное влияние других лекарственных средств, действующих медленнее. Глюкокортикостероиды вызывают множество нежелательных реакций, в том числе, увеличение массы тела, обострение диабета, развитие катаракты, разрежение костной ткани (остеопения и остеопороз), подверженность инфекционным заболеваниям. Таким образом, их следует назначать в самой низкой эффективной дозировке, сокращая до минимума длительность курса терапии. Тем не менее, состояние пациентов с тяжёлыми поражениями суставов, которым недоступна реконструктивная хирургическая операция, может улучшиться вследствие лечения — под наблюдением ревматолога или специалиста по обезболиванию — наркотическими препаратами длительного действия. На фоне непрекращающегося воспаления могут происходить внезапные «вспышки» активности заболевания (англ.: « или таблетки глюкокортикоидов внезапные обострения зачастую можно снять путём увеличения дозировки препаратов. Или же их можно купировать инъекциями кортикостероидов. В такие периоды показан покой; изредка требуется госпитализация.

Next

Лечение ревматоидного артрита как и чем лечить.

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Мовалис. Эти таблетки являются достаточно новыми на современном фармацевтическом рынке. Особенность препарата является то, что он рассчитан на длительное применение, что и необходимо при ревматоидном артрите. Увы, полностью устранить патологию лекарствами нельзя. Но с помощью таблеток и уколов удается приостановить дегенеративно-деструктивное разрушение, убрать риск осложнений и купировать основные симптомы. Для остановки процесса разрушения хряща применяются метотрексатические средства. Ситуация осложняется, если у пациента нет реакции на лекарства (они не приносят улучшения) или имеется аллергия на их состав – в этом случае помочь может только операция и замена разрушенного сустава на имплант, что не очень рекомендуется при начальной и средней степени артрита. В скором времени ситуация изменится, так как в продажу должен поступить новый препарат от компании Regeneron. Лекарство будет распространяться под торговым наименованием Кевзара (Kevzara). Форма выпуска нового средства – раствор для подкожного введения. Активный компонент в составе – сарилумаба (sarilumab). Это моноклональное антитело, специфичное к рецептору интерлейкина-6 и подавляющее воспаление при среднетяжелом и тяжелом ревматоидном артрите. Он также способен блокировать негативное влияние иммунных реакций на хрящевые ткани суставов (то есть средство сочетает в себе качества сразу трех препаратов – обезболивающего, НПВС и антиметаболита). Летом этого года новое лекарство от артрита прошло 3 клинических испытаний в США, Франции и Италии. В медицинском эксперименте приняло участие 7000 добровольцев с ревматоидным артритом 1 и 2 степени. Люди были разделены на три группы: первой давался стандартный набор из парацетамола, метотрексата и НПВС; вторая получала новое лекарство Кевзара; третьи пили плацебо (пустышки). Согласно полученным результатам новое средство от артрита: Также участниками эксперимента было отмечено удобство лечения Кевзером. Если стандартные лекарства надо пить или ставить уколами ежедневно или через день, то средство с сарилумабой вводится инфекционно 1 раз в 4 недели. Лекарственное средство уже получило все необходимые сертификаты для использования в США. В Европе Кевзара находится в процессе получения разрешения на продажу. Предполагается, что последний этап проверки будет завершен через пару месяцев и уже зимой 2018 года препарат можно будет приобрести в европейских аптеках. В России и Украине средство предположительно появится в продаже в середине 2019 года.

Next

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Традиционные и новые технологии лечения ревматоидного артрита. Эти препараты быстро уменьшают проявления ревматоидного артрита, но почти не влияют на скорость его прогрессирования. Второй. Нестероидные противовоспалительные препараты НПВС в лечении ревматоидного артрита. Первый тип лекарств предназначен для быстрого купирования болевого синдрома в суставах и других признаков ревматоидного артрита, его симптоматического лечения. Базисные препараты замедляют прогрессирование патологии или переводят ее течение в состояние ремиссии, регулируя непосредственно механизмы развития заболевания, подавляют работу иммунной системы. На смену устаревшим медикаментам, которые не только вызывают много побочных эффектов, но и действуют очень медленно (на протяжении нескольких месяцев), пришли биологические агенты. Препараты генной инженерии при ревматоидном артрите влияют на функцию иммунитета, а именно – подавляют выработку клеток цитокинов, провоцирующих воспалительные процессы и эрозивные поражения суставов. Главным преимуществом биологических агентов считается их способность воздействовать исключительно на одну группу иммунных компонентов, не затрагивая другие механизмы. Более того, такие лекарства позволяют получить результаты гораздо быстрее, чем ранее применявшиеся средства, выраженный эффект заметен уже через 2-4 недели с начала приема. К генно-инженерным медикаментам для терапии при ревматоидном артрите также относятся препараты с моноклональными антителами к поверхностным рецепторам В-лимфоцитов – клеток, участвующих в процессах разрушения суставов и провокации воспалений. По сути, описываемые лекарства тоже подавляют продуцирование цитокинов, но еще на ранних этапах их образования, «в зародыше». Рассмотренные в предыдущем разделе биологические агенты можно условно классифицировать на несколько разновидностей в соответствии с механизмом их действия. Сегодня используются следующие новые препараты для лечения ревматоидного артрита: 1. Согласно медицинским исследованиям и многочисленным отзывам ревматологов, а также их пациентов, представленные средства оказывают быстрое и выраженное положительное воздействие даже в тяжелых случаях поражения суставов. Исследования показали, что у трети людей, страдающих ревматоидным артритом, после применения биологических агентов наблюдается стойкая ремиссия патологии. Статья подробно рассматривает слабительные препараты, их преимущества и основные отличия. Вам предстоит пройти диагностическое исследование кишечника и его необходимо тщательно очистить? Многие люди знают о слабительных свойствах сульфата магния, но этот препарат можно использовать и для других целей. Шампуни выпускаются в 2-х вариантах, с дегтем и салициловой кислотой. Хотите узнать обо всех областях применении магнезии и ее медицинских показаниях? Стараетесь не носить черные платья и блузки из-за перхоти? В нашей статье подробно рассмотрен их состав и способ применения. Лица, имеющие трудности со стулом, испытывают немалый физический и психологический дискомфорт. Статья с советами по выбору недорогих ректальных препаратов адресована в первую очередь тем, кто предпочитает бороться с запором самостоятельно.

Next

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

На российский рынок выходит Яквинус® инновационный. препарат для лечения взрослых пациентов с ревматоидным артритом. В рамках прессконференции Инновации в лечении ревматоидного артрита принципиально новые возможности для взрослых пациентов компания Pfizer представила. Клинические испытания MOBILITY фазы III, охватившие 1197 пациентов с умеренно-тяжелым активным ревматоидным артритом c недостаточным клиническим ответом на метотрексат, сравнили применение подкожного «Кевзара» вкупе с метотрексатом против только последнего вместе с плацебо. На 24-й неделе терапии продемонстрировано существенное улучшение критерия ACR20 (минимум 20-процентное улучшение показателя активности ревматоидного артрита, согласно оценкам Американской коллегии ревматологов). Так, в группе, которой назначался сарилумаб в дозе 200 мг, 66% пациентов вышли на указанный показатель; в дозе 150 мг — 58%; плацебо — 33%. На 52-й неделе терапевтического курса получавшие «Кевзара» показали значительно меньшее радиографическое прогрессирование структурных повреждений, измеренных модифицированным общим методом Шарпа (TSP): соответственно 0,25; 0,90 и 2,78. На 16-й неделе лечения группа сарилумаба засвидетельствовала более явные улучшения функционального статуса относительно исходного, согласно опроснику оценки состояния здоровья по индексу инвалидизации (HAQ-DI): –0,58; –0,54 и –0,30 соответственно. Самым распространенным негативным побочным эффектом стала нейтропения (7–10% пациентов против 0,2% в группе плацебо). Оптовая прейскурантная цена (то есть без учета скидок и дисконтных программ) на «Кевзара» заявлена в 39 тыс. долларов в год, что, как утверждает «Санофи», на треть ниже, нежели таковая для двух самых распространенных TNF-ингибиторов, применяемых в терапии ревматоидного артрита, — «Хумира» (Humira, адалимумаб) и «Энбрел» (Enbrel, этанерцепт) авторства соответственно «Эбб Ви» (Abb Vie) и «Амджен» (Amgen)/«Пфайзер» (Pfizer).«Кевзара» придется нелегко, учитывая лекарственную насыщенность рынка ревматоидного артрита и сильные позиции нынешних топовых игроков. Так, в 2016 году продажи TNF-ингибиторов «Хумира», «Энбрел», а также «Ремикейд» (Remicade, инфликсимаб), за которым стоит «Джонсон энд Джонсон» (Johnson & Johnson), составили, согласно подсчетам Evaluate Pharma, 16,08; 9,25 и 6,18 млрд долларов. Между тем «Санофи» и «Реджинерон» не унывают: рынок имеет свойство динамически изменяться, а пациенты зачастую переключаются между различными лекарствами, пытаясь выбрать то, которое максимально стабилизирует их заболевание. Опять же множественные клинические испытания, сравнившие эффективность сарилумаба против «Хумира», выявили, что первый лучше второго. Группа сарилумаба показала превосходство над группой адалимумаба: изменения DAS28-ESR на 24-й неделе терапии составили –3,28 против –2,20. Частота ремиссии DAS28-ESR зафиксирована в 26% против 7%. Кроме того, показатель ACR20 вышел на 72% против 58%, более сложно достижимый ACR50 — на 45% против 29%, наконец «невероятный» ACR70 — на 23% против 11%. Этими медикаментами занимаются «Рош» (Roche)/«Шугай фармасьютикал» (Chugai Pharmaceutical) и «Джонсон энд Джонсон»/«Глаксо Смит Кляйн» (Glaxo Smith Kline). Из относительно свежих лекарств против ревматоидного артрита также стоит отметить разработанный «Пфайзер» ингибитор Янус-киназы 1 и 3 (JAK1 и JAK3) «Зелджанс»/«Яквинус» (Xeljanz/Jakvinus, тофацитиниб), зарегистрированный в ноябре 2012 года.«Санофи» испытывает проблемы с бизнесом противодиабетических медикаментов, столкнувшихся равно как с жестким конкурентным противостоянием, так и давлением на ценообразование. Вот почему для французского фармгиганта важно диверсифицировать направление деятельности — и расширение иммунологического портфеля препаратов может в этом помочь. Так, например, в конце марта был запущен «Дупиксент» (Dupixent, дупилумаб) для терапии умеренно-тяжелой экземы (атопического дерматита). Опять же партнеры не получили должной отдачи от совместного гипохолестеринемического «Пралуент» (Praluent, алирокумаб) — ингибитора пропротеиновой конвертазы субтилизин-кексинового типа 9 (PCSK9), который столкнулся с патентными нападками со стороны «Амджен» и ее PCSK9-ингибитора «Репата» (Repatha, эволокумаб).

Next

Кевзара новое лекарство для лечения ревматоидного артрита.

Новые препараты в лечении ревматоидного артрита

Новое лекарство для лечения ревматоидного. артритом в. препаратов может в. Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА) – это одно из наиболее распространенных хронических заболеваний, которые встречаются у детей. В Соединенных Штатах около 300 000 детей имеют этот диагноз. Симптомы ЮРА включают боль в суставах, отечность и скованность движений. Доктор Николай Николов (Nikolay Nikolov), ревматолог и глава клинической группы FDA, говорит, что дети с ювенильным ревматоидным артритом и их родители сейчас имеют повод для оптимизма. За последние несколько лет были разработано несколько перспективных препаратов, которые одобрены FDA. Точная причина ювенильного ревматоидного артрита неизвестна, но ученые относят это заболевание к аутоиммунным. Эти заболевания эксперты ЦКЗ США называют собирательным термином ювенильный идиопатический артрит (ЮИА). ЮИА поражает крупные суставы, включая колени, запястья, локти, а также мелкие суставы. При полиартикулярном ЮИА (самая большая подгруппа) поражаются, как следует из названия, несколько суставов. Другая группа – системный ЮИА – поражает все тело, и обычно сопровождается жаром и кожными высыпаниями. В прошлом первый ряд препаратов для детей с ювенильным артритом составляли НПВС – нестероидные противовоспалительные препараты, такие как ибупрофен и аспирин. Дети с тяжелым ювенильным артритом должны были также принимать препараты, подавляющие естественный иммунный ответ, такие как кортикостероиды и метотрексат. Но полиартикулярный и системный ЮИА сейчас можно лечить более современными и эффективными средствами, которые называют биологическими препаратами (в амер. Их так именуют по той причине, что все они синтезируются из биологических источников. «По мере продвижения науки на молекулярном уровне, мы узнали больше о том, что управляет артритом, и идентифицировали важные мишени для терапии», - говорит Николов. Биологические препараты, которые применяются при ювенильном артрите, обычно вводятся внутривенно или подкожно, а курс лечения может составлять от нескольких месяцев до нескольких лет. Разные биологические препараты назначают при разных подгруппах заболевания. Хотя ученые пока не обладают достаточным объемом данных о безопасности таких препаратов у детей, есть большой опыт их применения у взрослых пациентов с ревматоидным артритом. Биологические препараты для лечения ЮА – это очень мощные лекарства, которые способны подавлять иммунную систему и повышают риск инфекций, включая оппортунистические (необычные) инфекции и туберкулез. Когда эти препараты продемонстрировали высокую эффективность в лечении РА у взрослых в ходе крупных клинических испытаний, фармацевтические компании начали изучать их действие при артрите у детей. FDA, принимая решение по поводу этих лекарств, взвешивала возможные риски и ту огромную пользу, которую они могут принести детям с ювенильным артритом. «Возможно, что некоторые явления, которые не проявлялись у взрослых пациентов, могут возникнуть у детей. Возьмем, к примеру, влияние на иммунную систему, которое подвергает детей риску не совсем обычных инфекций. И пациенты, и педиатры должны знать, с чем они имеют дело и как распознать возможную проблему», - говорит доктор Николов. Ученые продолжают работать над улучшением существующих методов лечения и созданием новых препаратов, которые будут лучше работать и вызывать меньше побочных эффектов.

Next